баннер
Сайт работает в тестовом режиме
Лого Лого-пв-уз

    Дети войны

    Детям, которые родились в годы войны, совершенно незнакомо такое понятие, как счастливое детство. В 1938-м многие уже знали: вот-вот начнется большая война. На севере шли бои с белофиннами, на востоке - с Японией, а на западе гитлеровская Германия ополчилась против стран Европы…

    В конце 1941-го отец ушел на войну. Ему было 36 лет. Маме - 24, она ждала рождения второго ребенка, а мне было около двух лет. Еще с нами жила незрячая бабушка.

    Тогда, конечно, не понимал, что происходит. Куда уехал отец, почему все плачут, почему мама всегда такая грустная и уставшая? Это потом, когда повзрос­лел, завел собственную семью, детей, взял на себя ответственность за благосостояние каждого из них, понял, какая большая ответственность легла на хрупкие плечи моей молодой мамы. Ведь она никогда не работала и не знала, как зарабатывать деньги.

    Сначала старались выжить, продавая все, что не казалось крайне необходимым. Денег, вырученных за одежду и некоторые другие вещи, хватило менее чем на два месяца скромного пропитания нашей сравнительно небольшой семьи. За это время мама родила девочку, которую назвали Хурсаной. В переводе означает «счастливая». Этого ощущения тогда очень не хватало. Милая кроха стала для всех радостью, лучиком надежды. А еще мы верили, что она - благое знамение, которое поможет отцу вернуться с фронта живым и здоровым.

    Примерно в три года я начал понимать, что идет война. Тогда мы жили в Ташкенте, в махалле «Чакичман», что в старом городе. Недалеко находился базар, где люди обменивались новостями. Тогда впервые осознал весь ужас положения, слыша о том, как много семей получают «похоронки», или «черные письма» («кора хат»), как называло их местное население.

    Соотечественники старались по возможности организовывать по погибшим на войне поминки, оставаться людьми, сопереживать и сочувствовать. В это время каждому как никогда нужна была опора.

    Тогда мама сумела собрать в одну семью всех близких родственников, сплотила их вокруг себя. В столицу из Самарканда переехали ее мать Гафира с двумя дочерьми и сыном, из Сталин­абада (ныне - Душанбе) - сестра мамы Зайнаб-хола с сыном. Чтобы не умереть от голода, они решили открыть небольшой цех по пошиву одежды. Швейные изделия потом увозили в Ахангаран, на базаре меняли на пшеницу, масло и другие скромные продукты питания, которые тогда без преувеличения были на вес золота.

    Жили мы в небольшом дворике: три комнаты, кухня и айван. Места порой не хватало. А в 1942-м к нам подселили эвакуированную из Украины семью из трех человек. Ее глава работал на заводе, эвакуированном в 1941 году в Ташкент как авиастроительное предприятие.

    Крыша над головой тогда была нужна многим, Узбекистан старался всем помочь, приютить. В городе появились детские дома для детей, прибывших из России, Украины, Белоруссии. Сам тоже ходил в детский сад, где были ребятишки разных национальностей.

    Ярче всего помню: нам, совсем маленьким, так сильно хотелось есть, что больше ни о чем не могли даже думать. Постоянная нехватка пищи, которая сопровождала всех в период войны, выработала особенный иммунитет, из-за которого даже небольшой кусочек хлеба, глоток чая, косточка абрикоса летом, листья капусты, вареная белая свекла, сушеный урюк, кусочек дыни или пара макаронин (которые съедались даже сырыми) могли утолить голод.

    И в этих условиях в 1944 году после непродолжительной болезни умерла Хурсаной - наше счастье. До сих пор помню ее лицо и смех.

    Жить было очень тяжело: за куском хлеба стояли в очередях всю ночь. Все выдавали по карточкам. Тогда во дворах не было водопровода. Вода была в единственной на всю махаллю будке, где можно было купить лепешки, молоко. А еще керосин, который превратился в товар первой необходимости: на нем готовили еду, им заправляли лампы, так как электричество подавали по графику. Холодильников, телевизоров, телефонов и радиоприемников у нас не было. На столбах устанавливались громкоговорители, благодаря которым узнавали о новостях с фронта.

    В то время все представители разных наций и народностей сплотились. Страшная война показала, что мир - это огромная ценность, то, за что умирали в кровопролитных сражениях наши родные на полях. Лично знал эвакуированных евреев, которые в тяжелое военное время сумели создать рабочие места. Они открывали ателье, где шили брюки, рубашки, телогрейки, шапки, кепки и многое другое. Среди знакомых были татары, которые работали в школах и администрации районов и городов и свободно владели узбекским и русским языками. Мы учили друг друга, благодаря чему проблем при общении с местным населением не возникало.

    Информацию люди того поколения получали из одного источника - через сообщения Совинформбюро, которые зачитывал Левитан. Именно он по радио объявил о капитуляции фашистов.

    …Воцарилась оглушительная тишина. За две-три минуты никто не проронил ни слова, казалось, мы перестали дышать. И вдруг последовала волна радости, смеха, по щекам непроизвольно текли слезы. Восторженное ликование перемешалось с молитвами стариков, которые просили Всевышнего побыстрее вернуть с фронта близких.

    Война закончилась, возвращались домой демобилизованные солдаты. По радио звучали песни военных лет, зачитывались произведения Гафура Гуляма, Хамида Алимджана, Константина Симонова и других поэтов и писателей.

    До сих пор помню, как мы с мамой продолжительное время ходили в военкомат в нашей махалле, чтобы узнать о прибытии поездов из Германии.

    Отец всю войну прослужил в частях связи, прошел Сталинград, Украину, Польшу, Германию, награжден медалями. Особенно дорожу грамотой, выданной красноармейцу Ашурбаеву Абдухалику в честь Победы над Германией с благодарностью главнокомандующим Армией Г. Жуковым.

    Учитывая, что отец по профессии был товаровед, имел большой опыт в определении качества шерстяных, кожаных и меховых товаров, его оставили в составе оккупационных войск для отправки трофейных товаров. Он вернулся домой в конце февраля 1946 года. Как сегодня помню: шел дождь, все мы вышли во двор его встречать. Обнимались, плакали, а я, конечно, был у него на руках. До сих пор чувствую незнакомый мне тогда запах дорожной пыли, мокрую шинель, рядом все близкие. Однако отец искал глазами мою сестренку - Хурсаной. Мама скрыла от отца смерть дочки, пока он был на фронте, чтобы тот не падал духом.

    Уже в следующем году я пошел в школу № 46, где основной преподавательский состав был из учителей, эвакуированных из Ленинграда. Учеба, практика на стройках, очереди за хлебом, мясом, молоком, участие в сборе хлопка, овощей… Все это было нашим счастливым детством. В первый раз попробовал кусковой сахар и карамель в десять лет.

    Мужество, труд, желание учиться помогли нам стать настоящими специалистами своего дела. Так, например, освоил профессию инженера-гидролога.

    Абсолютно все люди хотят быть счастливыми независимо от возраста. Но очень важно понимать, что таковым человек может ощущать себя с детства, и пронести это чувство через всю жизнь. Что же для этого нужно? Ответ один: современные юноши и девушки и так счастливы, потому что вокруг царит мир, потому что у них есть все, о чем мечтали дети войны.

    Любовь к Родине, взаимопонимание в семье и забота друг о друге - самое прекрасное, что может быть в жизни. Главное, больше времени проводить с близкими людьми. Ведь счастье - оно в маленьких радостях, и строится на том, чего невозможно коснуться или попробовать на вкус.

    Со слов Батыра Ашурбаева записала
    Хилола Никадамбаева.
    Начальник отдела Университета журналистики и массовых
    коммуникаций Узбекистана, кандидат педагогических наук, доцент.

    No date selected
    May 2021
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31
    Use cursor keys to navigate calendar dates